Я ослепителен, я пионер, я так хочу умереть от любви

Дюшан - и хоть ты заебись березовой палкой!


Previous Entry Share
La jeunesse c'est moi
zabriskie_joint
«История игрушек» (третья; первых двух не видел) – конгломерат ужасных проебов. Фабричная американская игрушка подволакивает специальный код в не меньшей мере, чем филимоновская или, там, «Гжельского куста»; из Мистера Картошки, к примеру, мог бы выйти эдакий стейнбековский «солильщик земли» (в военные годы игрушку даже не хотели выпускать, сочтя кощунственной). Но в фильме марсиане и динозавры ведут себя примерно одинаково, сливаются во вздорное, шумное, немаркированное стадо, способное, максимум, на взаимовыручку. А с литыми чушками и игры соответствующие – метнуть в них чем-то и смотреть, как падают и стукают. Получается, что маленьких мальчиков интересует только проекция первостепенных нужд: собака (от собак тут в глазах рябит, даже лошадь поскуливает), девочка (Пастушка), деньги (Свинья), – и засылка своего агента-аватара (Вуди) в это проекционное логово. Насколько я помню, это не так.
Точнее, сам хозяин действует как раз в правильной модальности звездных войн пополам с бандитизмом на Диком Западе, хотя и ее авторы снисходительно упрощают (см.пролог и эпилог). В недетализированном, неубедительном и несоблазнительном мире игрушки вязнут, когда от хозяина-ребенка уходят и достаются взрослым – сценаристам и мультипликаторам.
К началу «Истории» прилеплена «пиксаровская» же миниатюра «День и ночь», где детская картина мира реализована в сто раз полнее и любопытнее: всюду лежат вещи, а мимо ходят большие кляксы, от которых становится то светло, то темно. Иногда кляксы обнимаются и меняются местами. А почему дети должны переживать за существ, которым можно безболезненно отламывать головы, но которых почему-то нельзя тискать, я не понимаю. Особенно, если эти существа настолько похожи друг на друга, настолько вяло шутят и принимают настолько рациональные решения. Таких, по-моему, и сжечь не жалко (тут, кстати, нашлись исследования, в ходе которых мышам «выключали» гены, кодирующие белки AC1 и AC8. Генетически модифицированные животные реагировали на повышение температуры, однако не чувствовали боли от формалина, нанесенного под кожу).
Эти «Игрушки» суть именно такое ГМО, ряд слабых конвульсий и ощетиниваний, переживаемых трезвым умом в близости от умов детских, полная блокировка фантазии и выброс поддельных защитных острот. По бартовской классификации, сам мультик и есть одноразовая «катастрофическая» игрушка («Пиксар» штампует запаски каждый год), тогда как игрушка должна быть «кризисной» – конструктором с восстановимым гомеостазом, инструментом получения новизны, а не замещения имеющегося износившегося. Игрушка-катастрофа «подобна иссушенным головам хиварос, где в масштабе яблока воспроизводятся все морщины и волосы взрослого человека», она «учит жестам, в которых нет ни риска, ни удивления, ни радости». Film (d’animation) Capitalisme.
В рассказе «Все тенали бороговы» заброшенные на миллион лет назад игрушки будущего отбивают у детей понимание евклидовой геометрии, лингвистических структур, логики и прочего; «История» работает наоборот – обмораживает всякую игру и всякое волшебство, взамен предоставляя сомнительное – тем паче для анимации – веселье 3D (полтора часа смотреть на голограмму, велика потеха). По-моему, в этом и смысл аттракциона: чтоб родители откупались от детей билетами в три раза дороже обычных, как будто бы устраивая тем самым тройной праздник.

  • 1
  • 1
?

Log in

No account? Create an account